Виртуальное онлайн — досье «Алые паруса Грина» (к 140-летию со дня рождения писателя Александра Степановича Грина )

Добрый день, уважаемые читатели! Сегодня мы поговорим об удивительном писателе, подарившем нам множество фантастических и романтических произведений. Об Александре Грине.

«Не знаю, сколько пройдет лет, — только в Каперне расцветет одна сказка, памятная надолго. Ты будешь большой, Ассоль. Однажды утром в морской дали под солнцем сверкнет алый парус…»

Александр Грин

НАЕДИНЕ С МЕЧТОЙ

Грин занимает в русской литературе какое-то особенное место, вне определенного стиля, течения или группы. Этот одинокий и замкнутый человек всегда следовал своему же собственному совету: «Став капитаном, не сбивайтесь с пути и не слушайте никого, кроме себя». За то и пострадал — современники его верность самому себе не поняли и не простили.

Но то будет много позднее, а вначале были провинциальная Вятка с догматом «быть как все», пьяница отец, большая нищая семья и первое прочитанное слово — «море». Читать и мечтать Саша Гриневский любил больше всего, а вот остальное у него как-то не складывалось. Нетерпеливый и небрежный, мальчик никогда не доводил до конца начатых дел. С учебой тоже получилось некрасиво: из реального училища Александра исключили за обидные четверостишья, высмеивавшие преподавателей, пришлось оканчивать четырехклассное городское училище. О гимназии после этого думать не стоило.

В городе оставаться становилось все сложнее: Грину не нравилась Вятка, а Вятке не нравился Грин. Мать умерла, когда ему исполнилось тринадцать, отец женился второй раз, с мачехой отношения не заладились. Друзей тоже не было: Саша не стремился к общению, а сверстники его не любили, считали странным, «колдуном».

Начитавшись книг (Купера, Дефо, Верна, По), мальчик на их основе составил свое представление о реальности. Он мечтал о море, приключениях и экзотических странах. Изредка в Вятке появлялись матросы, и Грин с восхищением наблюдал за этими «высшими существами», но первые же два разговора с ними ничего, кроме разочарования, не принесли: «Я видел, что он смотрел на море как на работу, а не как на героическую поэзию, и отвернулся от него сердцем своим». Тем не менее, жребий был брошен, и в 1896 году Александр уехал в Одессу в надежде выучиться морскому делу. В дорогу на все расходы ему дали шесть рублей. С учеников на кораблях брали — восемь…

Конечно, реальная жизнь оказалась совсем не похожа на книжные выдумки. На работу малосильного и неопытного паренька никто брать не хотел, в ученики без денег — тем более. Изредка ему удавалось устроиться на грузовые пароходики, курсировавшие вдоль Черноморского побережья. Но тогда, в придачу к тяжелой работе, приходилось сносить жестокие насмешки и издевательства команды, а подчас еще и жульничество самих хозяев. Так же как в Вятке, Грин снова чувствовал себя ненужным и чужим, непонятым.

Живя впроголодь, он однажды позволил себе купить дорогую фарфоровую чашку. Все потешались над ним, а юный мореплаватель и сам толком не мог объяснить в себе это свойство — тягу к прекрасному. Единственный раз на судне «Цесаревич» Грину посчастливилось попасть за границу, в египетский город Александрию. Он ожидал увидеть пустыню и львов, но опять обманулся. Пройдя несколько пыльных улиц, мечтатель остановился перед глубокой канавой с мутной водой. За ней — плантации и огороды. Вот и вся Африка. Вернувшись на пароход, он рассказал, что в него стреляли, а красавица арабка подарила ему розу и сказала: «Селям алейком». Ему совершенно не было стыдно: фантазия звучала лучше, чем правда. Так рождался его собственный мир, где сбываются мечты.

А между тем грубая реальность уже вынесла свой приговор: Саша Гриневский не только не мог учиться морскому ремеслу, но и не хотел. Ему нравилось воображать себя матросом, но не быть им на деле. За время недолгих плаваний он даже ни разу не спустился посмотреть на машинное отделение.

Изголодавшись и устав от бродячей жизни, Грин решает вернуться в Вятку. Но в родных краях ничего не меняется: «Не было в жизни мне ни места, ни занятия». В надежде на лучшее он едет в Баку, потом на Урал, наивно мечтая стать золотоискателем и найти клад. Попутно Грин соглашается на любую работу: маляра, рыбака, грузчика, лесоруба, чернорабочего, матроса, банщикаѕ Но итог неизменен — нищета, голод, болезни и разочарования. «У меня не было будущего. Босяк — лесной бродягаѕ чужой здесь и чужой там». Тема одиночества пройдет через всю его жизнь, он всегда будет слишком сам по себе, и, наверное, такова судьба.

В 1901 году Грин попытается стать солдатом, но его независимый нрав и здесь даст о себе знать: «Моя служба прошла под знаком беспрерывного и неистового бунта против насилия». Бунт закончился дезертирством и сближением с эсерами. Он снова искал романтики, но террористом быть не смог, а за агитацию попался и загремел на два года в Севастопольскую тюрьму. «Тоска о свободе достигала иногда силы душевного расстройства». Трудно сказать, оставался ли после неудачного побега у заключенного в одиночной камере какой-то выход, кроме как уйти в себя. Так или иначе, в тюрьме Александр Грин начал писать.


Потом будет еще несколько ссылок, амнистий, побегов, жизнь в Петербурге по чужим документам. Даже псевдоним он поначалу возьмет, чтобы скрыть свое имя от полиции. Но из партии Грин все-таки выйдет, приняв твердое решение не вступать ни в какие «политические кружки». Чуть ранее, в 1906 году, напечатают его первый рассказ «В Италию», а в 1908 году — первый сборник пока еще реалистичных рассказов «Шапка-невидимка». Но уже с 1909 года писатель начнет создавать свои города: Лисс, Зурбаган, Гель-Гью, Покет — и своих героев с вымышленными, словно «иностранными» именами.

Дореволюционная критика относилась к подобным новациям с прохладцей. И снова в словах писателя слышался знакомый мотив отчуждения: «Мне трудно. Нехотя, против воли, признают меня российские журналы и критики; чужд я им, странен и непривычен». Его окрестили «иностранцем русской литературы», а о жизни Грина стали ходить легенды.

Говорили, что, будучи матросом, он где-то в Африке убил английского капитана, украл у него чемодан с рукописями и теперь постепенно печатает их под своим именем. Поговаривали, будто Александр Степанович сидел на каторге за убийство первой жены и бежал. Отчасти подобные слухи возникали по вине самого Грина. Он и в обществе своих собратьев по перу умудрялся быть белой вороной, мало с кем общался и своим угрюмым, «каторжным» лицом даже наводил на кое-кого страх. И вообще прослыл чудным и неприятным типом.

С 1921 по 1924 годы Александр Грин жил в Петрограде, в Доме искусств на Мойке, где в то тяжелое время ютилось много известных людей искусства. Устроиться туда помог ему Горький, буквально спасший Грина, который, едва оправившись от болезни, бродил по Петрограду в поисках пропитания и ночлега. Позади был год принудительной службы в Красной армии, физическое истощение, сыпной тиф…

Кто знает, если бы не спасительная комната на Мойке, смог бы Александр Грин написать свои знаменитые «Алые паруса»? Он пронес замысел этого произведения через солдатские казармы, больничные лазареты и тифозные бараки, чтобы воплотить его в жизнь в разрушенном, опустевшем городе.

«Сидя часами в своей совсем холодной комнате, изредка поглядывая в затянутое изморозью окно на унылый каменный двор, он писал в это время самую удивительную солнечную феерию «Алые паруса», и трудно представить, что такой светлый, согретый любовью к людям цветок мог родиться здесь, в сумрачном, холодном и полуголодном Петрограде в зимних сумерках сурового 1920 года, и что выращен он человеком внешне угрюмым, неприветливым и как бы замкнутым в особом мире, куда ему не хотелось никого впускать», — вспоминал Вс. Рождественский.

Александр Грин будто так и остался тем пареньком, который ожидал увидеть прекрасные пейзажи, но, наткнувшись вместо этого на вонючую канаву и какие-то огороды, придумывал истории о бедуинах и прекрасной девушке, подарившей ему цветок…Он прекрасно знал, о чем пишет, представлял свой мир до мелочей, и в его воображении все оставалось неизменным, будто описываемые им места существовали на самом деле.

Писатель уверял, что он словно уходит в другую страну и не возвращается, пока не поставит последнюю за день точку. Однажды, обсуждая какой-то плохо написанный фантастический рассказ, Грин возмутился: «Бездарно? Да, бездарно! А почему? Потому что он сам не верит тому, о чем пишет. Эх, люди! Не умеют они владеть фантазией, мечтой — быть может, лучшим своим достоянием».

А сейчас давайте отвлечемся и сложим пазл.

Своему достоянию он остался верен до конца. Не склонный как в жизни, так и в литературе идти на какие-либо компромиссы, Александр Грин предпочел «тихую заводь человеческих чувств и душ» «громкому треску современности». Как-то случай свел Грина с модным литературным «персона грата» 20-х годов Борисом Пильняком. «Что, Александр Степанович, пописываете свои сказочки?» — снисходительно осведомился последний. «Да, пописываю, а дураки находятся — почитывают», — побледнев, ответил Грин

Грин опять, в который раз, ощущал свою отверженность: «Эпоха мчится мимо. Я не нужен ей — такой, какой я есть. А другим я быть не могу. И не хочу». В 1928 году он читал членам одного издательства отрывки из «Бегущей по волнам». Все искренне восхищались, но печатать не взяли: «несовременно».

Итак, куда зовут нас алые паруса Грина?


В 1924 году Грины переезжают из Петрограда в Крым. Живут уединенно, в основном водя случайные знакомства. После отказа в публикациях начались серьезные проблемы с деньгами. Смертельно больному Грину с душевным страданием и отвращением пришлось взяться за свою «Автобиографическую повесть». Ему, сказочнику и волшебнику, которому так нравилось дарить своим героям счастье, приходилось детально вспоминать злоключения какого-то Александра Гриневского, человека, чуждого не только окружающему миру, но и самому себе. Однако другого выхода не было, Союз писателей отказал в помощи.

Александр Степанович умер весной 1932 года, в почти полном одиночестве и нищете.

А мы постараемся утешить вас и предлагаем сложить пазл, на котором вы увидите самый узнаваемый символ из книг Александра Грина.

Александр Грин писал как будто для последующих поколений. Это потом его книги будут издавать огромными тиражами и войдут в школьную программу, а символы из его произведений станут настолько популярными, что будут по ним проводить фестивали. Будут сниматься фильмы и ставиться спектакли по его книгам.

Книг он написал множество. Некоторые оказались утраченными. При жизни многие из них не печатались. Большинство его книг стали печатать только в 40-50 — е годы двадцатого века.

Умер Александр Грин в 1932 году, а в 1934 году его снова начинают печатать, в 1943 его «Алые паруса» читают по радио в блокадном Ленинграде, а в Москве ставят одноименный балет. После войны его произведения были забыты на 15 лет.

С 1941 его книги не печатались, в 1950 Грин посмертно обвинялся в «буржуазном космополитизме». Усилиями К. Паустовского, Ю. Олеши и других он в 1956 был возвращен в литературу; его произведения издавались миллионными тиражами.

Вот лишь немногие из них.

А теперь об «Алых парусах»…..

О Грине — коротко

…«Прославить имя человека, вознося его из болота будней в мир таинственной прелести» — под таким девизом творил Александр Грин, русский писатель 20 века.

…Самобытный романтик, создавший поэтическую Гринландию, страну мечты и надежды, творчества и красоты.

…Александр Степанович Гриневский родился 23 августа 1880 года в городе Слободском Вятской губернии. В память о земляке имя А. Грина присвоено областной детской библиотеке.

…В детстве неплохо рисовал, много и с упоением читал.

… Писал стихи и посылал в столичные журналы (правда, их там никогда не печатали), увлекался театром. Любил охоту, странствия со стареньким ружьём по лесам и полям, по живописным и нетронутым местам вятской земли.

…Именно в родимом крае зародилась любовь к морю, к поэзии и красоте мира.

…В 16 лет мечта о дальних прекрасных странах привела его в Одессу.

…Но моряка из него не получилось. Тяжёлый труд оказался не по силам, да и прямой, решительный характер не позволял мириться с несправедливостью, царившей на корабле.

…После нескольких месяцев труда и унижений Александра Гриневского списали на берег.

…Он бедствовал, умирал от изнурительной лихорадки.

…Зимой 1900 года ушёл пешком на Урал, на Пашийские прииски, где работал дровосеком, на сплаве и скидке дров, на торфяниках.

…Были в жизни писателя и годы службы в армии, куда он пришёл добровольно.

…Здесь занялся революционной пропагандой. Но чувствовал, что его предназначение в чём-то другом.

…Первый, кто заметил литературные способности Гриневского, был товарищ по революционной борьбе Н.Я.Быховский.

…Он поручил написать прокламацию и, прочитав написанное, сказал: «А знаешь, Гриневский, из тебя мог бы выйти писатель».

…В «Автобиографической повести» Грин вспоминал: «Это было как откровение, как первая шквалом налетевшая любовь. Я затрепетал от этих слов, поняв, что это – то единственное, что сделало бы меня счастливым. Зерно запало в душу и стало расти. Я нашёл своё место в жизни».

…Первые рассказы носили агитационный характер. Но Грина влекло идеальное, на которое так скупа была его жизнь.

…Он стремился к созданию прекрасного в творчестве. Появляются романтические произведения, действие которых происходит на прекрасной неведомой земле.

…Привычное определение творчества писателя — Грин-романтик.

…А Ю.Олеша называл писателя «человеком, придумывающим сказки».

…Кем же был писатель Александр Степанович Грин? Романтиком или сказочником?

…Да, творчество писателя до предела наполнено романтикой:…

……В его книгах блестит море,

  • Спорят со штормом корабли,
  • Сильные и мужественные люди, умеющие любить и мечтать, смело вступают в борьбу со злом.

…И в то же время почти в каждом произведении Грин-писатель, призывая на помощь сказку, помогает своим героям одержать победу в борьбе со злом.

…Итак, сказочник. Но необычный.

…Грин так умело сочетал элементы сказки с силой, мужеством, трудолюбием, настойчивостью и честностью своих героев, что мы можем и не заметить её. Вы скорее поверите в силу человека, а не в силу сказки.

…Грин создал страну, географически никогда не существующую. Критик К. Зелинский назвал её Гринландией. Но вот что удивительно: Грин с такой точностью описал в придуманной им стране города, деревни, дороги, моря, реки и даже погоду, а главное – людей, что мы без труда поверим в реальное существование Гринландии.

…Вот почему Грина иногда называют не романтиком, а «сказочником странным», сказочником, сочиняющим только для сильных и храбрых людей.

Гринландия. Волшебная страна Грина.

Музей Александра Грина

Кроме волшебной страны Гринландии в нашей стране есть много памятников героям книг Грина.

Вы даже можете сложить пазл и посмотреть подробно на один их них.

Писатель Александр Грин был очень необычным человеком. Вот лишь некоторые штрихи его личности.

Мистика в жизни Грина

Александр Грин верил в мистику числа 23, об этом в своих воспоминаниях говорила его жена Нина Николаевна: «Все знаменательные дни своей жизни Александр Степанович приурочивал к цифре «23», которую считал для себя счастливой: 23 августа 1880 года — его рождение; 23 июля 1896 года — отъезд в Одессу; 23 февраля 1900 года — на Урал; 23 октября 1894 года по новому стилю родилась я. Александр Степанович говорил: «Значит, ты судьбою была мне назначена». 23 февраля 1921 года по старому стилю мы с ним поженились».

В жизни Александра Грина было достаточно много случаев, которые сложно объяснить логически. В 1903 году, в Севастополе, перед своим арестом, Грин чувствовал необъяснимую тревогу, нежелание идти на встречу. Неприятное предчувствие в тот день полностью оправдалось.

Нина Николаевна в своих воспоминаниях рассказывала о встрече Грина с цыганкой: «Цыганка пристала к нему: «Дай погадать». Александр Степанович дал руку. «Тебя скоро предаст тот, кого ты называешь своим другом. Но пройдут годы, и ты наступишь на врагов своих. Возьми этот корешок и всегда носи при себе, — на счастье». Александр Степанович, посмеиваясь, дал цыганке денег, сунул корешок, завернутый в бумажку, в жилетный карман, забыл о ее словах и уехал в Петербург. Сойдя на Балтийском вокзале, он пешком пошел к себе домой. А жил он тогда на 6-й линии Васильевского острова, близ Николаевского моста. Навстречу попадаются два городовых, подходят к Александру Степановичу и спрашивают: «Вы — господин Мальгинов?» Сердце, говорит Александр Степанович, сразу у него дрогнуло, пронеслись в голове слова цыганки, он ответил: «Да», и на него надели наручники; отвезли в Дом предварительного заключения. Во время первого же допроса Александр Степанович понял: он действительно предан тем, кого считал приятелем (А.И. Котылевым). и кому, единственному во всем Питере, поведал в минуту откровенности, что он нелегальный и настоящая его фамилия — Гриневский.

Слова цыганки, так быстро и верно исполнившиеся, произвели на Александра Степановича сильное впечатление. Он нашел в жилетном кармане корешок, зашил его в пояс брюк и носил много-много лет. Когда я вышла за него замуж, увидела этот крошечный мешочек, который он попросил меня перешить к поясу домашних брюк, и рассказал мне его историю. До 1928 года Александр Степанович носил этот корешок. Когда как-то в дом, где мы жили в Феодосии, пришел измученный и истощенный бродяга, мы накормили его, Александр Степанович долго с ним разговаривал, потом сказал мне, чтобы я отдала ему его домашние старые брюки и теплую фланелевую рубаху. И я отдала. И мы оба забыли, что у пояса пришит корешок-талисман. Так и ушел он из нашего дома».

Александр Грин мог предвидеть будущее, ему часто снились сны, в которых он видел то, что происходило с ним на следующий день.

А теперь, в завершение нашего мероприятия, мы посмотрим, насколько вы хорошо знаете творчество Александра Грина.

Викторина «Алые паруса»

Викторина «Бегущая по волнам»

Тест Сказочные паруса Грина

А теперь мы завершаем наше мероприятие. Надеемся, вам было с нами интересно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *